ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
Окно Овертона
телефоны






ИСТОРИИ

«Окно Овертона»: технология отмывания грязных идей

Всё прогрессивное человечество, как нам говорят, абсолютно естественным образом приняло геев, их субкультуру, их право заключать браки, усыновлять детей и пропагандировать свою сексуальную ориентацию в школах и детских садах. Нам говорят, что всё это – естественный ход вещей.

Однако, такой ход вещей не естественен, а навязан искусственно. Это убедительно показал американский социолог Джозеф Овертон, описавший технологию изменения отношения общества к некогда неприемлемым для него вопросам.

Ознакомившись с этой технологией, вы поймете, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии будет завершена в Европе уже в ближайшие годы по этой же технологии, которая работает безотказно.

Обратите внимание: Овертон не просто предложил концепцию, а описал работающую технологию, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею. Для разрушения устоявшихся человеческих ценностей, моральных устоев, а также идеологических принципов, на которых основаны целые государства и цивилизации, такая технология может быть эффективней ядерной войны.

Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественной политики Mackinac Center, погибший в авиакатастрофе, сформулировал модель постепенного изменения представления о какой-либо проблеме в общественном сознании, посмертно названную «Окном Овертона».

Модель Овертона описывает, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойки общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Овертон показал, что для любой идеи, даже для самой абсурдной, в обществе существует так называемое «окно возможностей», благодаря которому самую мрачную идею можно постепенно осветлить.

Информационные окна окружают нас повсюду. Это мониторы компьютеров, экраны телевизоров, газеты, журналы, рекламные щиты, плакаты, а также радио, лекции, семинары, симпозиумы и прочие источники информации, в которые мы пялимся, словно в окно на улицу, впитывая излучаемую ими информацию.

Так вот, технология промывания мозгов населения по Овертону состоит в том, что какую-либо неприемлемую идею планомерно и методично транслируют через информационные окна, как сериал. В результате чего у людей со временем меняется отношение к этой идее: если изначально она была «немыслимой», то затем становится «радикальной», потом «приемлемой», «разумной», «популярной» и, наконец, «правильной». То есть, при помощи этой технологии любую идею в умах людей можно перевернуть с ног на голову – черное сделать белым и наоборот.

Для иллюстрации работы данной технологии давайте возьмем совершенно невообразимую идею. Допустим, легализацию каннибализма, то есть права граждан на поедание друг друга.

Всем очевидно, что прямо сейчас нет никакой возможности развернуть пропаганду каннибализма, ибо общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится на нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно модели Овертона, называется «немыслимое». Смоделируем теперь, как эта немыслимая идея будет постепенно отмываться – менять свои оттенки в умах людей, проходя через все стадии окна возможностей, и, в конце концов, будет легализована.

Тема каннибализма пока еще отвратительна и совершенно неприемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона должно перевести тему людоедства из области немыслимого в область радикального. Поэтому для начала в Окне Овертона может мелькнуть предложение:

«У нас ведь есть свобода слова. Ну, так почему бы нам не поговорить о каннибализме?»

К такому разговору следует привлечь ученых, ведь они могут говорить обо всем – для ученых нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз так, давайте соберем этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племен Полинезии». Обсудим на нем историю предмета, введем ее в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось – через него начали вещать о проблеме. Тем самым теме каннибализма обеспечено внимание, что начинает выдавливать ее из зоны непримиримо отрицательного отношения общества – у многих тема уже начинает вызывать любопытство, а не отторжение.

Одновременно с околонаучной дискуссией в каком-нибудь окне Интернета обязательно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». Зачем? Эпатирующие отморозки нужны для дальнейшего генезиса идеи каннибализма. Во-первых, радикальных каннибалов непременно заметят, перепостят в блогах, на сайтах и процитируют во всех нужных СМИ, – а чем больше идея мелькает в Окнах, тем быстрее она становится привычной. Во-вторых, «плохие каннибалы» устрашают публику, поэтому стимулируют размножение разговоров и дискуссий о каннибализме, а также дают повод публиковать статьи и передачи о том, что думают про поедание человечины британские ученые, американские диетологи и прочие демагоги.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначной неприемлемости проблемы – создан «оттенок серого».

Следующий шаг. Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

«Почему бы и нет?»

На этой стадии продолжаем цитировать «ученых», ведь нельзя же отворачиваться от «научного» знания. Продолжаем повсеместно эксплуатировать тему каннибализма. А любой, кто откажется ее обсуждать, должен быть заклеймен как ханжа и лицемер. Для таких обязательно следует придумать какое-нибудь негативное прозвище, например, «каннибалофоб».

Одновременно людоедству обязательно нужно придумать элегантное название. Это важный момент, потому что на пути к легализации немыслимой идеи необходимо подменить ее подлинное наименование, которое вызывает отвратительные ассоциации. Нет больше каннибализма. Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят еще раз, признав и это определение оскорбительным. Сначала каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта. «Антропофил» уже звучит почти как «филантроп».

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента – исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное – легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?» 

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд – у греков и римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чем-то христианскую церковь?»

Главная задача вакханалии этого этапа – посеять идею о том, что поедание людей имеет глубокие корни и разумные причины.

После того как предоставлен легитимирующий прецедент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального. Это третий шаг. На нем завершается маскировка негативной стороны и усиливается акцентирование положительной стороны каннибализма. Заголовки статей этого этапа:

«Желание есть людей генетически заложено в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо»
«Есть люди, желающие, чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Свободный человек имеет право решать, что ему есть»
«Пусть каждый поймет, кто он – антропофил или каннибалофоб»
«Вред антропофилии не доказан»

Таким образом, в общественном сознании искусственно создается «поле боя» для битвы за проблему. Общество раскололось на два лагеря: на планомерно выращиваемых сторонников людоедства и их противников.

Противников людоедства, то есть, нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме, стараются упаковать вместе с пугалами – радикальными экстремистами. Роль этих пугал – активно создавать образ сумасшедших психопатов – агрессивных, фашиствующих ненавистников антропофилии, призывающих жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в окнах СМИ обеспечивают всем перечисленным экстремистам, кроме нормальных противников легализации каннибализма. Таким образом, все нормальные противники каннибализма автоматически причисляются к ненормальным экстремистам.

«Ученые» и журналисты на этом этапе «доказывают», что люди на протяжении всей своей истории время от времени поедали друг друга, и что это не аморально, а нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.

Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать ее популярными передачами и персонажами – как историческими и мифологическими личностями, так и современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и ток-шоу. Людей едят в кино широкого проката и видеоклипах, об этом поют в песнях.

«Разве вы не знали, что один известный композитор – того... антропофил?»
«Один всем известный польский сценарист всю жизнь был антропофилом»
«Вы смотрели новый блокбастер «Каннибал Лектер – герой нашего времени»?»

Также антропофилов позиционируют как несчастных людей, притесняемых и ущемленных в правах, чтобы вызвать в обществе сострадание к ним.

«Миллионы антропофилов были лишены гражданства!»
«А сколько их по психушкам сидело!»

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в топ, и она начинает автономно самовоспроизводиться и циркулировать в медийных окнах, подобно вирусу.

«Это же творческие люди!»
«Ест, значит любит!»
«У антропофилов повышенный IQ, и они придерживаются строгой морали»
«Они такими родились»
«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы – соль популярных ток-шоу и тематических вечеров.

Затем, когда все уже досыта наелись этой темой и стали скучать, приходят специальным образом подобранные люди и говорят: «Господа, как известно, антропофилия – это состояние души человека, поэтому было бы неплохо подумать о ее законодательном закреплении». Этим они дают весьма определенное направление, тенденциозность которого задана движением Окна.

Таким образом, к пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести ее из категории популярного в сферу актуальной политики. 

Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Тему начинают мусолить в парламентах. Политики запускают пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления каннибализма. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Начинается подготовка законодательной базы. В общественное сознание вводят новые догмы – «поедание людей необходимо» и «запрещение поедания людей запрещено». Попутно к идее каннибализма пристегиваются лозунги о толерантности, свободе слова и демократии.

Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть еще как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно еще немыслимых вещей. Но в целом общество уже признало свое поражение.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежно докатится до школ и детских садов, а значит, следующее поколение вырастет без шанса на то, чтобы не быть съеденным. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует педофилию, инцест и детскую эвтаназию. И всё это, конечно, происходит под флагом демократии.

Кстати, о демократии. На момент принятия закона о легализации однополых браков во Франции в 2013 году, по неофициальным экспертным данным, большинство французов (свыше 70%) было против такой меры, но закон, тем не менее, был принят Национальным собранием (нижней палатой парламента) страны, несмотря на многомиллионные демонстрации протеста. Мнение большинства было попрано в угоду меньшинству. А это, простите, уже не демократия, а диктатура меньшинства. И насилие над народом, природой и здравым смыслом.

Но ты обязан оставаться человеком. Даже если многие «уважаемые» люди вокруг сходят с ума и упрекают тебя в том, что ты отстал от времени и не в контакте со всем «прогрессивным» человечеством. «Прогрессивное» человечество пока еще бесится, но здравый смысл, в конце концов, победит вакханалию. Прислушивайся к себе и не теряй здравомыслия, как бы громко ни вопили из всех Окон пропагандисты противоестественных идей.

Анекдот в тему

– Джордж, что это за шум за окном?
– Парад копрофилов, сэр.
– И чего же они хотят?
– Они всего лишь отстаивают свои права на равенство, сэр.
– Не понял. Им кто-то не дает есть дерьмо дома?
– Нет, сэр. Но они не хотят есть его только дома. Они выступают за то, чтобы дерьмо продавалось во всех заведениях общепита, чтобы на улице можно было легко купить дерьмо на палочке, а в ресторане без проблем заказать на лопате.
– Но это же тошнотворно и совершенно неестественно, Джордж.
– Ну почему же, сэр? Это врожденное, они такими родились и ничего не могут с этим поделать. Кроме того в природе полно примеров копрофильства. Собаки, морские свинки, да целая куча других животных воспринимает это вполне нормально. Поэтому ничего удивительного, что человека, как часть животного мира, это тоже касается.
– Джордж, я правильно понимаю, что если они добьются своего, то в моем любимом кафе вместе с клубничным суфле будут подавать дерьмо в стаканчиках?
– Совершенно верно, сэр. Копрофилы абсолютно нормальные люди и имеют право есть свое любимое блюдо, не скрывая своих предпочтений.
– Боже, да меня просто вырвет на месте!
– Сэр, как вы можете такое говорить? Это же совершенно нетолерантно! Вас за такие слова как минимум оштрафуют, а как максимум посадят.
– За что?
– За осуждение копрофилии. И, кстати, сэр, один знаменитый психиатр в свое время сказал что-то вроде: «Если вам не нравятся копрофилы, то, весьма вероятно, что вы на самом деле тоже копрофил, просто латентный, то есть, скрытый». Я не ручаюсь за точную формулировку фразы, но всё же прислушайтесь к себе – возможно, вас ждут новые вкусовые открытия...

Феликс Кирсанов

(использованы материалы статьи Евгения Горжалцана «Технология уничтожения»)

Также читайте: Долгосрочный метод убеждения "Еще не вечер"

           Вернуться к оглавлению