+7(495)695-15-10
ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
риторика
телефоны






ИСТОРИИ

То, что вы видите – это то, чему вы научились

Являются ли наши зрительные восприятия врожденными? Или они приобретаются с опытом?

В научной психологии описан интересный случай с человеком по имени С.Б. (инициалы). С.Б. был слепым всю свою жизнь до 52 лет, когда ему сделали операцию по пересадке роговицы, позволившую ему обрести зрение. Однако способность С.Б. видеть не означала, что он автоматически стал воспринимать зрительные ощущения так же как люди с нормальным зрением. В частности, он не мог правильно распознавать визуальные предметы и оценивать расстояние до них. Это стало очевидным вскоре после операции. С.Б. смотрел из окна госпиталя и заинтересовался небольшими движущимися объектами внизу на земле. Он начал сползать по карнизу окна, думая, что сможет дотянуться до них (окно находилось на 4 этаже) и если бы не врачи, то он непременно бы вывалился из окна. А теми небольшими движущимися объектами были находящиеся вдалеке автомобили.

Вывод: у прозревших людей зрительное восприятие находится в зачаточном состоянии, и им нужно учиться правильно воспринимать наблюдаемые объекты точно так же, как они когда-то учились ходить.

Ощущения являются сырым материалом для восприятия. Восприятие имеет отношение к тому, как перерабатывается беспорядочная масса ощущений и какое ей придается значение. Ваши зрительные ощущения от страницы, которую вы читаете, не что иное, как беспорядочные темные формы на светлом фоне. Это то, что проецируется на сетчатку ваших глаз и посылается к зрительным зонам мозга. Однако вы обращаете на них внимание, организуете и интерпретируете таким образом, что они превращаются в слова и предложения, которые содержат смысл. Вы этому научились, а не получили с рождением.

Американский антрополог С. Тенбалл (Turnbull) в 1961 году описал одно интересное наблюдение. В конце 1950-х годов он находился в густых лесах Итури в Заире (в настоящее время территория Конго), изучая жизнь и культуру пигмеев Бамбути. Тенбалл совершал экспедицию, перемещаясь по лесу от одной группы живущих там пигмеев к другой. Его сопровождал молодой человек 22 лет по имени Кенж (Kenge), житель одной из деревень местных пигмеев. Кенж всегда сопровождал Тенбалла, когда тот проводил свои исследования, выполняя функции гида и представляя Тенбалла тем группам Бамбути, которые не были с ним знакомы.

Наблюдения Тенбалла, вошедшие в его опубликованный доклад, начались, когда он и Кенж достигли восточного склона холма, очищенного от деревьев для постройки там миссионерского пункта. Вследствие произведенной вырубки деревьев открывался дальний вид над лесом — такой, что просматривались высокие горы Рувензори. Поскольку леса Итури чрезвычайно плотны, крайне необычно было видеть пейзажи наподобие этого.

Перед Кенжем никогда ранее в его жизни не открывались виды на столь большие расстояния, т.к. до этого он прожил в густом лесу. Он показал на горы и спросил, что это — холмы или облака. Тенбалл ответил ему, что это холмы, но они больше тех холмов, которые Кенж когда-либо видел в своем лесу. Тенбалл спросил у Кенжа, хотел ли бы тот доехать до гор на машине и посмотреть на них с более близкого расстояния. После некоторых колебаний — Кенж никогда ранее не покидал леса — он согласился. Как только началась их поездка, разразилась сильная гроза и не переставала до тех пор, пока они не достигли назначенного места. При грозе видимость была сокращена до 9-10 метров, что помешало Кенжу видеть приближающиеся горы. В конце концов они всё-таки достигли Национального Парка Исханго, расположенного на склоне у озера Эдвард, совсем рядом с горами. Тенбалл пишет:

«Когда мы проезжали через парк, дождь прекратился, небо очистилось от туч, и наступил тот редкий момент, когда горы Рувензори были полностью свободны от облаков и возвышались в послеполуденном небе, а их заснеженные вершины сверкали в послеполуденном солнце. Я остановил машину, и Кенж весьма неохотно вылез из нее».

Кенж огляделся вокруг и объявил, что это плохая страна, поскольку здесь нет деревьев. Затем он кинул взор на горы и буквально онемел. Жизнь и культура Бамбути были ограничены густыми джунглями, и поэтому их язык не содержал слов, позволяющих описать подобный пейзаж. Кенж был очарован находящимися в отдалении заснеженными вершинами и решил, что это нечто, образованное из камней. При отъезде в поле их зрения попала также равнина, расстилающаяся впереди.

Поглядев на равнину, Кенж увидел стадо буйволов, пасующихся в нескольких милях от него. Они выглядели очень маленькими, Кенж обернулся к Тенбаллу и спросил о том, что это там за насекомые. Тенбалл ответил, что там пасутся буйволы, которые даже больше тех буйволов, которых Кенж видел в лесах. Кенж лишь рассмеялся над тем, что он посчитал глупой шуткой, и снова спросил, что за насекомые там находятся.

«Затем он начал разговаривать сам с собой, за недостатком более умных собеседников, и попытался уподобить пасущихся в отдалении буйволов различным жукам и муравьям, с которыми он был знаком».

Тенбалл сел в машину и поехал с Кенжем к пасущимся на равнине буйволам. Кенж был очень смелым молодым человеком, но как только он увидел, что животные действительно увеличиваются в размерах, то придвинулся поближе к Тенбаллу и стал шептать, что это колдовство. В конце концов, когда они приблизились к буйволам и молодой человек смог увидеть их истинные размеры, Кенж перестал бояться, но всё еще не понимал, почему животные были такими маленькими. Он интересовался, что же на самом деле произошло — успели ли буйволы вырасти или это просто была какая-то хитрость.

Схожее событие имело место, когда они продолжили поездку и подъехали к берегу озера Эдвард. Размеры озера были достаточно большими, и на расстоянии двух-трех миль от берега плавало рыболовецкое судно. Кенж отказался верить в то, что плавающее в отдалении судно было чем-то достаточно большим, чтобы вместить нескольких человек. Он заявил, что это просто бревно, но тут Тенбалл напомнил ему об опыте с буйволами. В ответ Кенж лишь изумленно закивал.

Остаток дня, проведенного за пределами джунглей, Кенж потратил на наблюдения за животными на расстоянии, пытаясь затем угадать, кто это был. Тенбаллу было очевидно, что Кенж перестал бояться и потерял скептический настрой, но был занят адаптацией своего восприятия к абсолютно новым ощущениям. И учился он быстро. Однако на следующий день Кенж изъявил желание вернуться к себе домой в джунгли и снова сделал замечание о том, что это плохая страна: здесь нет деревьев.

Этот краткий исследовательский отчет превосходно иллюстрирует то, каким образом мы обретаем константность восприятия размеров (когда мы воспринимаем знакомый объект как имеющий одну и ту же величину, вне зависимости от расстояния до него). В джунглях, где Кенж провел всю свою жизнь, не открывалось широких пространственных пейзажей. В самом деле, видимость была обычно ограничена примерно тремя метрами. У пигмеев Бамбути отсутствовала возможность для развития константности восприятия размеров, потому что у них не было в этом потребности. Следовательно, она является не просто результатом опыта; на данный опыт оказывают влияние культура и окружающая среда, в которой мы живем.

(из книги Роджера Р. Хока «40 исследований, которые потрясли психологию)

           Вернуться к оглавлению