ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
Перл-Харбор
телефоны






ИСТОРИИ

Перл-Харбор: провокация американцев

Америка переживает жесточайший экономический и финансовый кризис (госдолг США уже больше ВВП и превышает 18 трлн долларов), такой же, а может быть, еще более сильный, чем накануне Второй мировой войны. В то время Америка вышла из него благодаря колоссальным военным заказам. Масштабная война для выхода из масштабного кризиса – это уже апробированная в период Второй мировой войны технология. Экономическая ситуация в США тогда и сейчас абсолютно идентичны.

Тогда американскому политическому руководству нужно было во что бы то ни стало найти повод для вступления в войну. Но как быть с общественным мнением? Сознание американского обывателя вовсе не было настроено на военный лад. Чтобы его милитаризировать, нужен был повод, такой мощный и впечатляющий, чтобы американцы не только осознали необходимость войны, но всеми силами захотели ее. И такие столь желанные для американского политического руководства изменения произошли после Перл-Харбора.

Мировая война нужна была как воздух Рузвельту не меньше, а может быть больше, чем Гитлеру. Рузвельт получил фантастическую возможность вступления в нее и извлечения гигантских средств от экспорта оружия и другой продукции для военных нужд, решив тем самым экономические проблемы и сохранив власть в своих руках.

Перл-Харбор – вот тот ключ, которым Рузвельт открыл дверь для Америки в мировую войну. Колоссальные человеческие потери, затем колоссальный шок в обществе и возникшее колоссальное массовое желание отомстить, а дальше колоссальные военные заказы и прибыли и вожделенный выход из кризиса. А Рузвельт – герой и благодетель нации.

Это внешняя цепочка событий. Но есть у этой истории и теневая сторона.

Если коротко излагать те события, то известно, что рано утром в воскресенье 7 декабря 1941 года японские самолеты атаковали американские корабли в бухте Перл-Харбор на Гавайях и менее чем за три часа уничтожили весь Тихоокеанский флот США. Потери Соединенных Штатов составили убитыми 2403 человека и ранеными 1178 человек. Что же касается потерь в технике, то в результате атаки было уничтожено и повреждено 247 американских самолетов, потоплено или повреждено 18 кораблей.

Такие огромные потери менее чем за три часа. Как могло такое случиться? Будто флот вместе с людьми специально готовили для заклания. Как видно по карте и снимкам, американские корабли были сконцентрированы в одном месте. Их боевой порядок был настолько уязвим, как будто корабли были намеренно подставлены под удар японцев с целью добиться многочисленных жертв и потерь, нужных для того, чтобы привести американское общество в шок.

Итак, нападение произошло 7 декабря 1941 года. Запомним эту дату и прокрутим пленку назад в историю.

Известно, что 1 сентября 1939 года американский посол в Париже Буллит звонит Рузвельту и сообщает о вторжении немецких войск на территорию Польши. Рузвельт радостно отреагировал: «Прекрасно, Билл! Наконец свершилось. Да поможет нам Бог!»

За два дня до Перл-Харбора Рузвельт закончил традиционное обращение к нации словами: «Мы выиграем войну, и мы выиграем мир!» За два дня до атаки он уже говорил о войне как о свершившемся факте. Откуда такая уверенность в ее неизбежности? Может быть, Рузвельт знал о подготовке атаки и уже готовил общественное мнение.

В обращении к народу после атаки Рузвельт назвал нападение Японии «неспровоцированным». Но это было не так. Америка активно провоцировала Японию на крайние меры. В конце июля 1941-го Рузвельт ввел эмбарго на поставки нефти в Японию, в результате чего она лишалась необходимых для нее и ее вооруженных сил источников топлива. Это была первая провокация. Сразу же после введения этого эмбарго военное руководство Японии потребовало начать войну против США.

Знал ли Рузвельт, что нападение будет совершено именно на военно-морскую базу в Перл-Харборе? Из недавно рассекреченных документов, ставших достоянием американской прессы, хронология представляется следующим образом.

Еще в январе 1941 года (то есть почти за год до атаки) американский посол в Японии Джозеф Грю сообщил, что вооруженные силы Японии планируют внезапное массированное нападение на Перл-Харбор.

За десять месяцев до атаки министр военно-морских сил США Фрэнк Нокс направил письмо военному министру Генри Стимсону, в котором говорилось: «Если вспыхнет война с Японией, то возможно, что военные действия начнутся с внезапного нападения на флот или военную базу Перл-Харбор… В этом случае возникнут два вида опасности: бомбовая атака и торпедная атака».

За семь месяцев до трагедии, в апреле 1941 года, в докладе контр-адмирала Беллинджера, отправленном американскому военному руководству, указывалось на возможность нападения именно на тихоокеанский флот в Перл-Харборе.

В начале сентября, то есть за два месяца до нападения, Рихард Зорге сообщил в Москву, что Перл-Харбор будет атакован в течение 60 дней. Эта информация была передана в Вашингтон.

В середине ноября 1941 года (менее чем за три недели до нападения) в Америке посол Германии в США Ганс Томсен встретился с американским бизнесменом Малколмом Ловеллом. Томсон, зная о связях Ловелла с правительственными кругами страны, рассказал ему о планируемом Японией ударе. Ловелл срочно сообщил об этом одному из руководителей американской разведки Вильяму Доновану, который в тот же день передал эту информацию лично Рузвельту.

Но Рузвельт не принял никаких мер. Более того, 14 октября 1941 года командирам кораблей, находящимся в районе Гавайских островов, был передан приказ, в котором были слова: «Никакая ответственная иностранная держава не будет провоцировать войну нападением на наш флот или базу…»

После этого следует вторая после введения нефтяного эмбарго провокация, призванная наверняка заставить Японию нанести удар. Речь идет о совещании 25 ноября 1941 года, на которое Рузвельт пригласил политическое и военное руководство страны. На нем после ухода военных был принят документ, по сути ультиматум, где Японии выдвигались заведомо невыполнимые радикальные требования: вывести войска из Китая и восстановить положение, существовавшее до начала японской экспансии на Дальнем Востоке. На следующее утро ультиматум был передан японскому послу. Военные узнали об ультиматуме случайно из дешифрованной телеграммы, направленной в Токио японским послом.

Наконец, вечером 6 декабря – менее чем за сутки до нападения – Рузвельт получил расшифровку японской ноты, которую японские дипломаты должны были вручить ему на следующий день. Но эта нота, фактически объявлявшая войну США, не была своевременно доведена до руководства флотом. Так что никакого предупреждения командование базы на Гавайях не получило (базу попросту подставили).

Таким образом, на самом деле Рузвельт – антигерой, который пошел на антинациональные действия под влиянием тех же самых людей, которые финансировали Гитлера, толкая его к войне ради своей выгоды. Точно так же они толкнули на войну Рузвельта, получив от нее огромные прибыли для своих банков и компаний, выполнявших огромные заказы и наживавших свои состояния на человеческой крови и страданиях.

Сейчас Вашингтон говорит о возможном «новом Перл-Харборе», очевидно, готовя общественное мнение к эскалации войны в условиях нынешнего финансового кризиса, в ситуации, которая по своему накалу аналогична той, что была в Америке накануне Второй мировой войны.

Из книги Татьяны Грачевой
«Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы»

           Вернуться к оглавлению