ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
Стивен Ликок
телефоны






РАССКАЗЫ

Стивен Ликок

ТРАГИЧЕСКАЯ ГИБЕЛЬ МЕЛЬПОМЕНУСА ДЖОНСА

    Есть люди — разумеется, не вы и не я, ведь мы с вами обладаем таким твердым характером, — итак, есть люди, которые почему-то никак не могут сказать «до свидания», когда забегают мимоходом к своим знакомым или приходят провести у них вечерок. Чувствуя, что наступил момент, когда пора отправляться домой, гость встает и произносит, запинаясь:
    — Вот что… По-моему, мне…
    Тогда хозяева говорят:
    — Ах, что вы! Неужели вам уже надо идти? Ведь еще так рано!
    И тут начинается нелепое состязание в вежливости.
    Пожалуй, самым прискорбным из всех известных мне случаев подобного рода был случай с моим бедным другом Мельпоменусом Джонсом — помощником приходского священника, милейшим молодым человеком. И ведь ему было всего только двадцать три года! Он буквально не мог уходить из гостей. Он был слишком робок, чтобы солгать, и слишком добрый христианин, чтобы позволить себе быть грубым. И вот, как-то летом, в первый же день своего отпуска, он зашел к знакомым. Впереди у него было целых шесть недель — шесть свободных, всецело принадлежащих ему недель. Он немного поболтал, выпил две чашки чая, а потом, набравшись храбрости, неожиданно произнес:
    — Вот что… По-моему, мне…
    Но хозяйка дома возразила:
    — О нет, мистер Джонс! Неужели вы не можете посидеть еще немного?
    Джонс всегда был правдив.
    — Могу, — сказал он. — Да, конечно… гм… я могу посидеть.
    — Ну тогда, пожалуйста, не уходите.
    Он остался. Он выпил одиннадцать чашек чая. Начало темнеть. Он снова встал.
    — Ну вот, — сказал он робко, — теперь, пожалуй, мне действительно…
    — Вам уже пора идти? — вежливо спросила хозяйка. — А я думала, что вы могли бы остаться и пообедать с нами.
    — Да, разумеется, мог бы, — сказал Джонс, — если только…
    — В таком случае, пожалуйста, останьтесь. Я уверена, что муж будет очень рад.
    — Хорошо, — сказал он покорно, — я останусь.
    И Джонс снова опустился в кресло, чувствуя, что он переполнен чаем и очень несчастен.
    Пришел папа. Сели за стол. Во время обеда Джонс не переставая думал о том, как бы уйти в половине девятого. А всё семейство гадало, почему это мистер Джонс наводит такую тоску — только ли потому, что он осел, или потому, что он и осел, и зануда.
    После обеда хозяйка решила попытаться расшевелить гостя и начала показывать ему фотографические карточки. Она показала ему весь фамильный музей. Целую кипу альбомов — фотографии папиного дяди и его жены, маминого брата и его малыша, чрезвычайно интересную фотографию друга папиного дяди в бенгальском мундире, поразительно удачную фотографию собаки компаньона папиного дедушки и невероятно скверную фотографию папы в костюме черта на костюмированном балу.
    К половине девятого Джонс успел просмотреть семьдесят одну фотографию. Непросмотренных осталось еще около шестидесяти девяти. Джонс встал.
    — Ну, теперь я должен попрощаться, — взмолился он.
    — Попрощаться? — сказали хозяева. — Но ведь сейчас только половина девятого. Разве у вас есть какие-нибудь дела?
    — Никаких, — согласился он и пробормотал что-то насчет шестинедельного отпуска, а потом засмеялся горьким смехом.
    Тут оказалось, что любимец всей семьи, этакий очаровательный маленький шалунишка, спрятал шляпу мистера Джонса, и тогда папа сказал, что гость должен посидеть еще, и предложил ему выкурить по трубочке и немножко поболтать. Папа выкурил трубочку и поболтал с Джонсом, а Джонс всё не уходил. Каждую секунду он собирался сделать решительный шаг, но не мог. Теперь Джонс уже порядком надоел папе; папа начал беспокойно ерзать на стуле и в конце концов с шутливой иронией сказал, что пусть уж лучше Джонс остается ночевать, — у них найдется для него соломенный тюфяк. Джонс не понял иронии и поблагодарил папу со слезами на глазах, а папа уложил Джонса в свободной комнате, мысленно проклиная его от всего сердца.
    На следующий день, после завтрака, папа ушел на службу в Сити, а убитый горем Джонс остался в доме и занялся малышом. Он окончательно пал духом. В течение целого дня он собирался уйти, но всё случившееся повлияло на его рассудок, и он был уже не в силах сделать это. Придя вечером домой, папа был удивлен и огорчен, увидев, что Джонс всё еще здесь. Он решил вытурить его с помощью шутки и сказал, что, пожалуй, придется взыскивать с него плату за пансион, ха-ха! Несчастный молодой человек сначала вытаращил глаза, а потом яростно стиснул папину руку, уплатил за месяц вперед и вдруг разрыдался как ребенок.
    В последовавшие за этим дни он был угрюм и необщителен. Разумеется, он всё время торчал в гостиной, и отсутствие свежего воздуха и движения начало пагубно сказываться на его здоровье. Он только тем и занимался, что пил чай, да рассматривал фотографии. Он мог часами смотреть на карточку друга папиного дяди в бенгальском мундире, разговаривая с ним, а порой даже осыпая его бранью. Рассудок молодого человека явно угасал.
    И наконец катастрофа разразилась. Джонса отнесли наверх в припадке буйного умопомешательства. В дальнейшем состояние его было поистине ужасно. Он никого не узнавал — даже друга папиного дяди в бенгальском мундире. Время от времени он вдруг вскакивал на постели и кричал:
    — Вот что… По-моему, мне… — а потом со страшным хохотом снова падал на подушку. Затем снова вскакивал и кричал:
    — Еще чашку чая и еще несколько фотографий! Фотографий! Ха-ха-ха!
    В конце концов после месяца ужасных мучений, в последний день своего отпуска он скончался. Говорят, что, когда наступила последняя минута, он сел в постели и с прекрасной доверчивой улыбкой, которая осветила всё его лицо, сказал:
    — Ангелы призывают меня к себе. Боюсь, что теперь мне действительно надо идти. Прощайте.
    И дух его так же стремительно вылетел из своей темницы, как преследуемый собакой кот перелетает через садовую ограду.

           Вернуться к оглавлению