ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
Михаил Булгаков
телефоны






РАССКАЗЫ

Михаил Булгаков

ГОВОРЯЩАЯ СОБАКА

У всякого своя манера культработы.
Русская пословица

    С поездами всегда так бывает: едет, едет и заедет в такую глушь, где ни черта нет, кроме лесов и культработников.
    Один из таких поездов заскочил на некую ст. Мурманской ж. д. и выплюнул некоего человека. Человек пробыл на станции ровно столько, сколько и поезд, — 3 минуты, и отбыл, но последствия его визита были неисчислимы. Человек успел метнуться по станции и наляпать две афиши: одну на рыжей стене возле колокола, а другую на двери кислого здания с вывеской: КЛУБ ЖЕ-ДЕ.
    Афиши вызвали на станции вавилонское столпотворение. Люди лезли даже на плечи друг к другу.

Остановись, прохожий!! Спешите видеть! —
Только один раз и затем уезжают в Париж! 
С дозволения начальства. 
Знаменитый ковбой и факир 
ДЖОН ПИРС 
со своими мировыми аттракционами, как то: 
исполнит танец с кипящим самоваром на голове, 
босой пройдет по битому стеклу и ляжет в него лицом. 
Кроме того, по желанию уважаемой публики 
будет съеден живой человек и другие сеансы чревовещания. 
В заключение будет показана 
ясновидящая говорящая собака 
или чудо XX века 
С почтением Джон Пирс — белый маг. 
Верно:
Председатель правления клуба 

    Через три дня клуб, вмещавший обыкновенно 8 человек, вместил их 400, из которых 350 не были членами клуба.
    Приехали даже окрестные мужики, и их клиновидные бороды смотрели с галерки. Клуб гудел, смеялся, гул летал в нем сверху вниз. Как птичка, порхнул слух о том, что будет съеден живой председатель месткома.
    Телеграфист Вася поместился за пианино, и под звуки «Тоски по родине» перед публикой предстал ковбой и маг Джон Пирс.
    Джон Пирс оказался щуплым человеком в телесном трико с блестками. Он вышел на сцену и послал публике воздушный поцелуй. Публика отвечала ему аплодисментами и воплями:
    — Времячко!
    Джон Пирс отпрянул назад, улыбнулся, и тотчас румяная свояченица председателя правления клуба вынесла на сцену кипящий пузатый самовар.       
    Председатель в первом ряду побагровел от гордости.
    — Ваш самовар, Федосей Петрович? — зашептала восхищенная публика.
    — Мой, — ответил Федосей.
    Джон Пирс взял самовар за ручки, водрузил его на поднос, а затем всё сооружение поставил себе на голову.
    — Маэстро, попрошу матчиш, — сказал он сдавленным голосом.
    Маэстро Вася нажал педаль, и матчиш запрыгал по клавишам разбитого пианино.
Джон Пирс, вскидывая худые ноги, заплясал по сцене. Лицо его побагровело от напряжения. Самовар громыхал на подносе ножками и плевался.
    — Бис! — гремел восхищенный клуб.
    Затем Пирс показал дальнейшие чудеса. Разувшись, он ходил по битому станционному стеклу и ложился на него лицом. Потом был антракт.

    — Ешь живого человека! — взвыл театр.
    Пирс приложил руку к сердцу и пригласил:
    — Прошу желающего.
    Театр замер.
    — Петя, выходи, — предложил чей-то голос в боковой ложе.
    — Какой умный, — ответили оттуда же, — выходи сам.
    — Так нет желающих? — спросил Пирс, улыбаясь кровожадной улыбкой.
    — Деньги обратно! — бухнул чей-то голос с галерки.
    — За неимением желающего быть съеденным номер отменяется, — объявил Пирс.
    — Собаку даешь! — гремели в партере.

    Ясновидящая собака оказалась на вид самым невзрачным псом из породы дворняг. Джон Пирс остановился перед ней и опять молвил:
    — Желающих разговаривать с собакой прошу на сцену.
    Клубный председатель, тяжело дыша выпитым пивом, поднялся на сцену и остановился возле пса.
    — Попрошу задавать вопросы.
    Председатель подумал, побледнел и спросил в гробовой тишине:
    — Который час, собачка?
    — Без четверти девять, — ответил пес, высунув язык.
    — С нами крестная сила, — взвыл кто-то на галерке.
    Мужики, крестясь и давя друг друга, мгновенно очистили галерку и уехали домой.
    — Слушай, — сказал председатель Джону Пирсу, — вот что, милый человек, говори, сколько стоит пес?
    — Этот пес непродажный, помилуйте, товарищ, — ответил Пирс, — это собачка ученая, ясновидящая.
    — Хочешь два червонца? — сказал, распаляясь, председатель.
    Джон Пирс отказался.
    — Три, — сказал председатель и полез в карман.
    Джон Пирс колебался.
    — Собачка, желаешь идти ко мне в услужение? — спросил председатель.
    — Желаем, — ответил пес и кашлянул.
    — Пять! — рявкнул председатель.
    Джон Пирс охнул и сказал:
    — Ну, берите.

    Джона Пирса, напоенного пивом, увез очередной поезд. Он же увез и пять председательских червонцев.
    На следующий вечер клуб опять вместил триста человек.
    Пес стоял на эстраде и улыбался задумчивой улыбкой.
    Председатель стал перед ним и спросил:
    — Ну, как тебе у нас понравилось на Мурманской жел. дороге, дорогой Милорд?
    Но Милорд остался совершенно безмолвным.
    Председатель побледнел.
    — Что с тобой, — спросил он, — ты что, онемел, что ли?
    Но пес и на это не пожелал ответить.
    — Он с дураками не разговаривает, — сказал злорадный голос па галерке. И все загрохотали.

    Ровно через неделю поезд вытряхнул на станцию человека. Человек этот не расклеивал никаких афиш, а зажав под мышкою портфель, прямо направился в клуб и спросил председателя правления.
    — Это у вас тут говорящая собака? — спросил владелец портфеля у председателя клуба.
    — У нас, — ответил председатель, багровея, — только она оказалась фальшивая собака. Ничего не говорит. Это жулик у нас был. Он за нее животом говорил. Пропали мои деньги...
    — Так-с, — задумчиво сказал портфель, — а я вам тут бумажку привез, товарищ, что вы увольняетесь из заведующих клубом.
    — За что?! — ахнул ошеломленный председатель.
    — А вот за то, что вы вместо того, чтобы заниматься культработой, балаган устраиваете в клубе.
    Председатель поник головой и взял бумагу.

           Вернуться к оглавлению