+7(495)695-15-10
ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
телефоны






ИСТОРИИ

Про графа Люстига

Ушлых мошенников, которые одурачивали неискушенных сограждан – великое множество. Но чтобы имя комбинатора вошло не только в криминальные хроники, но и в легенды – нужно поистине обладать незаурядными способностями. Как граф Виктор Люстиг – несомненно, один из наиболее талантливых аферистов из когда-либо живших на свете.

Виктор Люстиг родился в Чехии 4 января 1890 года в обычной семье из среднего класса, получил отличное воспитание, был хорошо образован, дерзок и бесстрашен.

Среди его подвигов числятся как мелкие делишки, так и грандиозные аферы.

До Первой мировой войны основным заработком Люстига были азартные игры на трансатлантических лайнерах, но после начала войны этот источник легкого дохода иссяк.

В 1920 году он поехал в США, где представлялся разорившимся австрийским графом и настолько умело играл эту роль, что ни у кого не возникло сомнения в его титуле. Он свободно владел пятью языками, знал все тонкости светского и делового этикета, уверенно и непринужденно держался в обществе – благодаря этим качествам он был своим как в высшем свете, так и в гангстерской среде.

Помимо его «графской» фамилии также известно как минимум 45 псевдонимов, которые аферист использовал в своей деятельности. Даже несмотря на то, что Люстиг попадался в руки полиции более пятидесяти раз, ему всегда удавалось выйти сухим из воды. Полицейским приходилось отпускать талантливого мошенника, потому что у них просто не было достаточно улик, чтобы доказать его вину.

Честная игра, или афера с Аль Капоне

Известна история «сотрудничества» Люстига с Аль Капоне.

Однажды, в 1926 году, высокий, хорошо одетый молодой человек посетил известного гангстера того времени. Человек представился как граф Виктор Люстиг. Он просил дать ему взаймы 50 тысяч долларов и обещал вернуть через 2 месяца удвоенную сумму. Граф вызывал доверие, и гангстер решил рискнуть столь незначительной для себя суммой. Люстиг взял деньги, положил их в банковский сейф в Чикаго, а затем отправился в Нью-Йорк. Никаких действий по удвоению оставленной в Чикаго суммы он не предпринимал. Через два месяца он вернулся, забрал деньги из банка и отправился к гангстеру. Там он извинился, сказал, что план не сработал и отдал деньги обратно. Гангстер, который к тому времени был почти уверен, что Люстиг уже слинял с его деньгами, удивился честности графа и ответил: «Я ожидал 100 тысяч долларов или ничего. Но… вернуть мои деньги назад… Да, вы честный человек! Если у вас затруднения, возьмите хоть это». И дал графу 5 тысяч долларов. На эти 5 тысяч и рассчитывал мошенник.

Продажа Эйфелевой башни

Но прославился граф Люстиг благодаря другой махинации. Никакому аферисту в голову даже не могла прийти идея продать Эйфелеву башню, а Люстиг смог провернуть эту гениальную аферу.

В мае 1925 года Виктор Люстиг со своим приятелем и компаньоном Дэном Коллинсом прибыл в Париж. Просматривая местные газеты, он увидел заметку «Будет ли продана Эйфелева башня?». В ней говорилось о том, что знаменитое творение Гюстава Эйфеля находится в ужасном состоянии и городские власти рассматривают вариант его демонтажа.

Идея грандиозной аферы родилась мгновенно – Люстиг решил, что надо ковать башню, пока она горяча. Для этого был снят шикарный номер в дорогом отеле и подделаны документы, утверждающие, что Виктор Люстиг – заместитель начальника Министерства Почты и Телеграфа. Затем были разосланы письма пяти самым крупным торговцам металлом, в которых содержались приглашения на важную и абсолютно конфиденциальную встречу с заместителем генерального директора департамента в отель «Криллон», в то время — самую престижную гостиницу Парижа.

Встретив гостей в роскошных апартаментах, Люстиг начал вести пространную речь о том, что содержание Эйфелевой башни обходится государству в копеечку, что она была построена как временное сооружение для Всемирной выставки в Париже и теперь, спустя 30 лет, обветшала настолько, что просто представляет угрозу для Парижа, и городские власти рассматривают возможность сноса башни – в общем, пересказал им газетную статью близко к тексту. Поэтому, мол, среди присутствующих был объявлен своего рода тендер на покупку 7 тысяч тонн стали, фигурно возвышающихся в центре Парижа. Право на их переплавку получит тот, кто предложит лучшую цену. Серьезность правительственного предложения подтверждали бумаги с гербами и печатями (поддельными).

Подобное предложение не могло не вызвать интерес у приглашенных, но особенно им заинтересовался металлургический промышленник Андре Пуассон. Его воодушевляла не только очевидная финансовая выгода от сделки, но и возможность войти в историю. Этот тщеславный интерес был замечен Люстигом и стал причиной того, что спустя некоторое время именно мсье Пуассону сообщили о победе в тендере, и с ним была назначена конфиденциальная встреча.

Во время этой встречи Виктор Люстиг держался несколько неспокойно. Он сказал Пуассону, что у того есть все шансы выиграть тендер и для полной победы нужно лишь немного «продвинуть» свою кандидатуру при помощи небольшого вознаграждения лично Виктору. До этой встречи у мсье Пуассона возникали подозрения: почему все встречи, связанные с тендером, происходят в такой секретной обстановке, да еще не в кабинетах министерства, а номере отеля. Но подобное вымогательство со стороны чиновника, как ни странно, развеяло последние сомнения Пуассона относительно подозрительной сделки. Он отсчитал несколько крупных купюр и уговорил Люстига взять их, потом выписал чек на четверть миллиона франков, получил документы на Эйфелеву башню и отбыл довольный. Когда Пуассон начал подозревать неладное, Люстиг уже скрылся в Вене с чемоданом наличных денег, полученных по выписанному им чеку.

Виктор Люстиг был не только талантливым аферистом, но и неплохим психологом. Большинство обманутых им жертв не обращались в полицию, не желая выглядеть дураками в глазах общественности. Даже мсье Пуассон, «купивший» Эйфелеву башню за солидную сумму был скорее готов расстаться с деньгами, чем стать посмешищем всего Парижа и утратить свою репутацию проницательного бизнесмена, поэтому заявлять в полицию тоже не стал.

История с Эйфелевой башней стала лебединой песней Люстига. Через некоторое время после сделки с Пуассоном, он вернулся в Париж и решил продать башню еще раз одному из участников тендера. Но обманутый делец быстро раскусил мошенника и заявил в полицию.

(По иронии судьбы, имя второго покупателя история не сохранила, а имя Андре Пуассона, который так пекся о своей репутации, оказалось на слуху – Люстиг сам рассказал о нем после того как 10 лет спустя его задержала американская полиция).

Люстигу удалось сбежать от французской полиции в Соединенные Штаты. Но там он был пойман и предан суду. У американского правосудия тоже накопилось немало претензий к дерзкому аферисту. В декабре 1935 года графа арестовали. Он получил 15 лет тюрьмы за подделку долларов, а также 5 лет за совершенный всего месяц назад побег из другой тюрьмы. Его перевели в известный остров-тюрьму Алькатрас возле Сан-Франциско, где он и умер от пневмонии в марте 1947 года.

Вернуться к оглавлению