ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
телефоны






ИСТОРИИ

Средневековая дискуссия

Королева Испании Изабелла поддержала идею трансатлантической экспедиции Христофора Колумба, а король Фердинанд нет. Не придя к консенсусу, королевская чета решила созвать авторитетную комиссию, перед членами которой Колумб должен был защищать свою идею. Это походило на защиту диссертации – мореплаватель должен был обосновать целесообразность своей экспедиции, а комиссия должна была ее либо одобрить, либо отклонить.

В комиссию входили уважаемые представители церкви и власти, среди которых были: епископ, адмирал, казначеи, профессора и другие ученые мужи. В общем, комиссия состояла из весьма авторитетных лиц той эпохи – на то ее и создали.

Выступая перед комиссией, Колумб напомнил присутствующим о сферичной поверхности Земли и выдвинул предположение, что плывя на запад, можно добраться до Индии (куда португальцы уже плавали восточным путем, огибая Африку). Тут произошла любопытная средневековая дискуссия, которую описал Рафаэль Сабатини в своей книге «Колумб»:

     «С конца стола прозвучал хриплый голос:
     - Является ли сферичность Земли доказательством того, что суша наличествует на другой половине сферы? - в спор вступил Калаорра, монах-францисканец. - Мне представляется, что те, кто поплывет в открытый океан, лишаются даже надежды на возвращение.
     - Однако дальние плавания уже не в новинку, - заметил Колумб. - Португальские моряки совершили их немало, принеся славу и богатство королю Жуану.
     - Но португальцы, тем не менее, плыли вдоль африканского побережья, не теряя его из виду. Вы же предлагаете нечто иное - плыть на запад через океан. Это совсем другое дело.
     - Совершенно иное, - согласился другой голос, возвещающий, что у Колумба появился новый противник, дон Хуан де Фонсека, толстяк среднего роста, с круглым желтым лицом и обширной лысиной.
     Францисканец продолжал:
     - Сама сферичность Земли, на которую вы так упираете, указывает на то, что возвращение невозможно. Вы сможете плыть вниз по склону морей. Как вы надеетесь попасть наверх по склону?
     - Да, ответьте нам, - поддакнул Фонсека.
     Колумб позволил себе выразить сомнение в компетентности спрашивающего:
     - Едва ли теологи достаточно хорошо разбираются в этой проблеме. И я предлагаю морякам вспомнить из своего опыта, приходилось ли им видеть, как корабль скрывается за горизонтом, так что видимыми остаются лишь верхушки мачт, а затем появляются вновь?
     Францисканец признал свое поражение, пожав плечами. Фонсека, однако, не собирался сдаваться:
     - Иллюзия, - твердо заявил он. - Такая же иллюзия, как остров святого Брандана, который видели многие, но не достиг ни один. Кто может это отрицать?
     На этом спор не закончился. Слово взял один из доминиканцев, фрей Хустино Варгас, доктор канонического и гражданского права:
     - Что бы там ни говорили космографы, один из основоположников нашей церкви выражает сомнение в сферичности Земли. Лактанций ставит вопрос так: можно ли дойти до такой глупости, чтобы верить, что люди ходят ногами вверх, а головами - вниз или, что есть земли, на которых деревья растут вглубь тверди, а капли дождя падают в небо?
     - Он был мореплавателем, этот Лактанций? - сухо осведомился Колумб.
     От такого вопроса лица теологов, сидящих за столом, помрачнели, а Талавера резко одернул Колумба:
     - Сеньор, Лактанций - один из основоположников нашей церкви, святой человек, по авторитету сравнимый с авторами Евангелия.
     Но Колумб уже завелся:
     - Евангелие не имеет никакого отношения к тому, чем мы сейчас занимаемся.
     - Вот тут вы не правы, сеньор. Великий святой Августин особо подчеркивал, сколь важна проблема антиподов для нашей веры. Если допустить, что на другой стороне Земли есть населенные острова, это реально признанию, что люди там произошли не от Адама, поскольку нас разделяет океан, пересечь который невозможно. Возникает противоречие со священным писанием, где ясно сказано, что все мы произошли от первого человека, сотворенного Богом.
     На мгновение Колумб оцепенел, провалившись, как он мог догадаться, в теологическую трясину. Борьба с ней грозила немалыми опасностями, но признать свое поражение, смирившись, он не мог, хотя и понимал, что может кончить на костре за ересь.
     - Являются ли высказывания святого Августина догматами церкви? - спросил он, чем привел в ужас сидящих за столом.
     - Вы говорите, - сурово напомнил ему Талавера, - об одном из величайших светочей нашей веры.
     Но неожиданно Диего Деса, эрудит, признанный авторитет в вопросах теологии, пришел на помощь к Колумбу:
     - Он, несомненно, знает об этом, господин мой епископ, - спокойно заметил Деса. - Он лишь спрашивает, считаются ли высказывания святого Августина догматами веры. И на вопрос этот мы должны ответить: нет, не считаются. - Он оглядел присутствующих, но никто не возразил. - Не будем пугать сеньора Колумба тем, что его слова могут быть истолкованы как ересь. - И он улыбнулся, предлагая Колумбу продолжить.
     - Благодарю вас, дон Диего. Я должен сказать, что святой Августин, должно быть, упустил из виду один нюанс: изменение поверхности Земли после ее сотворения. Суша, которая теперь лежит за океаном, когда-то, возможно, находилась гораздо ближе к нам. Взять хотя бы Атлантиду Платона. Некоторые считают ее мифом, но другие утверждают, что те же Азорские острова - остатки погрузившегося в океан континента. Если Атлантида существовала, то она могла служить тем мостом, по которому дети Адама добрались до восточных земель, которых я намерен достичь, плывя на запад.
     Деса кивнул:
     - Действительно, святой Августин мог не обратить на это внимания».

Вы можете улыбаться, друзья, но подобные средневековые дискуссии происходят и сейчас.

Вернуться к оглавлению