ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
bonaparte
телефоны






ИСТОРИИ

История одного выступления

В дни переворота 18-19 брюмера (1799), когда Наполеон Бонапарт рвался к власти, ему пришлось выступать во французском парламенте. Парламент должен был сформировать новое правительство, в которое рассчитывал войти Наполеон, но, как это часто бывает в парламентах, депутаты дискутировали слишком долго.

Потеряв терпение, Наполеон вошел в зал заседаний Совета старейшин (верхняя палата парламента). Очевидно, он надеялся, что личным вмешательством ему удастся ускорить ход событий и придать им нужное направление. Председательствующий дал генералу слово. Бонапарт не имел должного опыта публичных выступлений, поэтому произнес длинную бессвязную речь. Он говорил, что Республика в опасности, что он не Кромвель и не Цезарь, что ему чужда всякая мысль о диктатуре, что он лишь служит Республике, народу и т.д. В то же время, не называя имен, он кому-то грозил. Он оправдывался, повторялся, и во всей его речи сквозила неуверенность. Его речь не была подготовлена и обдумана. То была импровизация, которая не могла увлечь аудиторию, т.к. шла вразрез с ее настроением.

Бонапарта прервали. От него требовали точных сведений и доказательств заговора против Республики, его просили назвать имена. Он уходил от прямых ответов, его объяснения были неопределенны и лишь усиливали сомнения. Чем дольше продолжалась сбивчивая речь Бонапарта и препирательство сторон, тем очевиднее становилась растущая неприязнь между ними.

Ничего не добившись, Бонапарт покинул заседание старейшин и, сопровождаемый гренадерами, направился в зал заседаний Совета пятисот (нижняя палата законодательного собрания). Зачем? Видимо, не трезвый рассудок направлял его действия в те минуты.

Едва он переступил порог Совета пятисот, как его встретил взрыв негодующих возгласов: «Долой диктатора!», «Вне закона!», «Вне закона его!». Cухой газетный отчет гласил: «Весь зал поднялся… Множество депутатов направились в центр залы. Они окружают генерала Бонапарта, хватают его за воротник, толкают… Толпа, поднявшись со своих скамей, кричит: «Вне закона! Вне закона! Долой диктатора!»».

Вероятно, Бонапарт не ожидал такого яростного взрыва негодования и был просто шокирован. Он не стал возражать, не отвечал на вопросы и даже не сопротивлялся. От страха он был в полуобморочном состоянии и оцепенел. Генерал Лефевр, заметил, что с Бонапартом творится что-то неладное. С возгласом: «Спасем нашего генерала!» он и гренадеры, расталкивая депутатов, вырвали из их рук Бонапарта и выволокли его из зала.

Поддерживаемый солдатами, с бледным лицом, потрясенный Бонапарт медленно пробирался в свой кабинет на первом этаже Тюильрийского дворца. В течение некоторого времени он не мог прийти в себя. Он с трудом переводил дыхание. Его речь была бессвязна. Его покинула энергия, и он ни на что не мог решиться. Видимо, в его ушах всё еще звучали эти страшные выкрики: «Вне закона!», «Вне закона!». Даже будучи в полуобмороке, он не мог не понимать значения этих слов: именно эти два слова привели Робеспьера на эшафот.

В то время Наполеон был боевым генералом. На полях сражений он был решителен и смотрел смерти в лицо, а публичное выступление его вот так просто деморализовало.

В итоге же всё оказалось проще, чем могло показаться. Мюрат, сохранивший полное хладнокровие, предлагал простое решение. Как настоящий солдат, он считал, что надо действовать по-солдатски: разогнать парламент – что может быть проще? Но Бонапарт всё еще не мог ни на что решиться и некоторое время пребывал в состоянии беспомощности и растерянности. Постепенно приступ слабости миновал, и к Бонапарту вернулась его решительность.

19 брюмера отряд гренадеров с барабанным боем и ружьями наперевес под предводительством Иоахима Мюрата двинулся в зал заседаний Совета пятисот. Распахнув двери, Мюрат громовым голосом выкрикнул приказ: «Вышвырните всю эту свору вон!». Депутаты, громившие Бонапарта в своих обвинительных речах, при звуках барабанной дроби, растерялись и стремглав побежали из зала. Не прошло и пяти минут, как Совет пятисот перестал существовать. Переворот был завершен. Вслед за Директорией Совет старейшин и Совет пятисот были вычеркнуты из Истории.

Феликс Кирсанов

(использованы материалы из книги А.З.Манфреда "Наполеон Бонапарт")

Вернуться к оглавлению