+7(495)695-15-10
ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
телефоны






ИСТОРИИ

Античные истории 3

Слова Гиппократа

Гиппократ призывал врачей всю жизнь совершенствовать своё умение. Его слова «Жизнь коротка, а искусство вечно» стали афоризмом. Гиппократ сравнивал деятельность врача со свечой. «Сгорая сам, свети другим» - это выражение тоже вошло в историю как крылатая фраза.

Теория Невероятности

Агафон – греческий драматург и философ, друг Сократа и Платона, вошел в историю изречением: «Весьма вероятно наступление невероятного».

Где лучше

Один жрец расписывал, как хорошо в загробном мире душам тех, кто не грешил при жизни.
- Почему же ты не торопишься умереть? – спросил его Антисфен.

Кто избавит от страданий?

Антисфен заболел, его мучили жестокие боли. Диоген навестил своего учителя. Увидев его, Антисфен застонал:
- Ах, кто избавит меня от страданий?
Диоген вытащил кинжал и сказал:
- Он!
Антисфен торопливо уточнил:
- Я же сказал «от страданий», а не «от жизни»!

Пожелание

Спартанскому царю Агесилаю прислал послание врач Меникрат, который возомнил себя божеством: «Меникрат-Зевс желает царю Агесилаю доброго здоровья!» Агесилай ответил:
- Царь Агесилай желает Меникрату здравого ума.

Штраф за женитьбу

Отец Агесилая, царь Архидам, после смерти первой жены Лампидо женился на Эвполии, женщине невысокого роста. Эфоры – избираемые правители Спарты – наложили на Архидама штраф за то, что он взял себе такую жену.
- Она будет рожать нам не царей, а царьков, - сказали эфоры.
Эвполия родила Агесилая. Он в самом деле оказался маленького роста, слабого телосложения и ко всему ещё и хромым. Тем не менее Агесилай стал единственным царём Спарты, получившим впоследствии прозвище Великий.

Правильный вопрос

Когда Агесилай предложил начать войну против персов, многие спартанцы не хотели начинать эту войну. Тогда Агесилай обратился к оракулу Зевса в Додоне, и тот одобрил его планы. Зная, что жрецы храма Зевса в Додоне могли подпасть под влияние Агесилая, спартанцы потребовали, чтобы царь обратился и к оракулу Аполлона в Дельфах. Агесилай выполнил их требование. Но вместо того, чтобы спрашивать, нужно ли Спарте идти войной против персов, он задал вопрос так:
- Согласен ли ты, Аполлон, с мнением твоего отца? – имея в виду мнение оракула Зевса в Додоне. Дельфийскому оракулу ничего не оставалось, как дать положительный ответ.

Плата за учение

Главные враги Спарты, фиванцы, были известны как плохие воины. Многочисленные нападения Агесилая заставили их в конце концов овладеть воинским искусством. Когда в одном из сражений с ними Агесилай был ранен, спартанец Анталкид сказал царю:
- Да, неплохо заплатили тебе фиванцы за то, что, вопреки их невежеству и нежеланию учиться, ты всё-таки научил их сражаться.

Спартанские стены

Когда Агесилая спросили, почему у Спарты нет крепостных стен, он показал на своих воинов со словами:
- Вот спартанские стены.
Когда его спросили ещё раз, он сказал:
- Города надо укреплять не камнями и бревнами, а доблестью жителей.

У кого больше воинов

Когда союзники во время Коринфской войны упрекнули спартанцев, что те выставляют малочисленное войско, Агесилай велел построить войска союзников и спартанцев, а затем попросил отойти в сторону гончаров, плотников, кузнецов, а воинов остаться. Почти все союзники вышли из строя, так как их ополчение состояло в основном из ремесленников. Все спартанцы, бывшие только воинами, остались на месте. Тогда Агесилай обратился к союзникам:
- Ну вот, друзья, теперь вы видите, насколько больше воинов выставляем мы, чем вы.

Другом или врагом

Возвращаясь из персидского похода. Агесилай отправлял гонца всем племенам, через земли которых он проходил, с вопросом: желают ли они, чтобы он прошёл через их земли как друг или враг? Все принимали его как друга и только воинственные трохалы, не пропустившие когда-то без платы даже войско Ксеркса, потребовали от Агесилая сто талантов серебра и сто наложниц. Услышав об этом, Агесилай рассмеялся и сказал:
- Почему же они сразу не пришли, чтобы получить эту плату? Он повел свои войска вперёд и, разгромив трохалов, прошёл по их владениям. Вступив на территорию Македонии, Агесилай задал македонскому царю такой же вопрос, как и всем. Царь передал в ответ, что подумает.
- Хорошо, пусть он думает, а мы пока пойдём вперёд, - сказал Агесилай.
Царь Македонии, узнав об этом, поторопился сообщить, что согласен, чтобы Агесилай прошёл по его стране как друг.

Горе Эллады

О коринфской войне, в которой греческие города воевали между собой, Агесилай однажды сказал:
- Горе Элладе, своими руками она погубила столько доблестных воинов, что если бы они остались живы и объединились, то греки могли бы победить всех варваров, вместе взятых.

Я имею право не слушать

К Аристиппу пристал с бранью прохожий. Философ повернулся и пошёл прочь, не отвечая на ругань. Озадаченный прохожий крикнул вдогонку:
- Почему ты меня не слушаешь?
- Ты имеешь право ругаться, а я имею право не слушать, - сказал Аристипп.

Философ и деньги

Однажды Аристипп просил денег у Дионисия (серакузского тирана). Тот сказал:
- Но ведь ты утверждаешь, что философ никогда не ведает нужды.
- Сначала дай денег, а потом я докажу тебе, что это в самом деле так. Дионисий приказал выдать Аристиппу требуемую сумму.
- Ну вот, сам видишь, - заключил Аристипп, - философ в самом деле никогда не ведает нужды, потому что всегда может добыть денег.

Кто ученый?

Человеку, который хвалился тем, что прочел много книг, Аристипп сказал:
- Тот, кто много ест, не становится здоровее того, кто довольствуется только необходимым. И ученый - не тот, кто много читает, а тот, кто читает с пользой.

Возвращаюсь в каменоломни

Дионисий начал писать стихи и пригласил известного поэта Филоксена выслушать его. Поэт высказал отрицательное мнение о его творчестве. Дионисий велел отправить поэта в каменоломни. Немного поостыв, Дионисий вновь призвал к себе Филоксена. Тиран накануне внёс поправки в свои сочинения. Он стал читать поправленные стихи, а поэт молча его слушал. Затем встал и так же молча направился к двери. Дионисий прервал чтение и спросил:
- Ты куда?
- В каменоломни, - ответил поэт.

(из книги В.Бутромеева "Всемирная история в лицах")

           Вернуться к оглавлению