ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
телефоны






АФОРИЗМЫ

Генрих Гейне
(немецкий поэт, писатель, критик и публицист)
(1797—1856)

1. Доброта лучше красоты

2. Доброта всегда одержит верх над красотой

3. Не быть подчиненным никакому закону — значит быть лишенным самой спасительной защиты, ибо законы должны нас защищать не только от других, но и от себя самих

4. Любовь! Это самая возвышенная и победоносная из всех страстей. Но ее всепокоряющая сила заключается в безграничном великодушии, в почти сверхчувственном бескорыстии

5. Для любви не существует вчера, любовь не думает о завтра

6. Что такое любовь? Это зубная боль в сердце

7. Ангелы зовут это небесной отрадой, черти - адской мукой, а люди - любовью

8. Единственная красота, которую я знаю — это здоровье

9. Не занятый делом человек никогда не может насладиться полным счастьем, на лице бездельника вы всегда найдете отпечаток недовольства и апатии

10. Мудрые люди обдумывают свои мысли, глупые — провозглашают их

11. Чем выше человек – тем легче попадает в него стрела насмешки; в карликов попадать труднее

12. Женская ненависть, собственно, та же любовь, только переменившая направление

13. Женщины имеют только одно средство делать нас счастливыми и тридцать тысяч средств - составлять наше несчастье

14. Юность бескорыстна в помыслах и чувствах, поэтому она наиболее глубоко понимает и чувствует правду

15. Чтобы писать совершенную прозу, надо быть также большим мастером метрических форм

16. Поэт, этот творец в малом, подобен Господу Богу и в том, что своих героев он творит по образу своему и подобию

17. У всякой эпохи свои задачи, и их решение обеспечивает прогресс человечества

18. Талант мы угадываем по одному-единственному проявлению, но чтобы угадать характер, требуется продолжительное время и постоянное общение

19. Когда порок грандиозен, он меньше возмущает

20. Как ни ужасна война, все же она обнаруживает духовное величие человека, бросающего вызов своему сильнейшему врагу наследственному – смерти

21. Если великая страсть овладевает нами во второй раз в жизни, у нас, к сожалению, нет уже прежней веры в ее бессмертие

22. Все здоровые люди любят жизнь

23. Принято прославлять драматурга, умеющего извлекать слезы. Этим талантом обладает и самая жалкая луковица

24. Музыка образует середину между мыслью и явлением

25. Мудрость существует в единственном числе и имеет точные границы, а глупостей тысячи и все они безграничны

26. Когда бьют по сюртуку, то удары приходятся и по человеку, на котором надет этот сюртук

27. Самое беспорочное зачатие все-таки остается зачатием

28. Отечество раба там, где палка

29. Миссия немцев в Париже - уберечь меня от тоски по родине

30. Мы, немцы, поклоняемся только девушке, и только ее воспевают наши поэты; у французов, наоборот, лишь замужняя женщина является предметом любви как в жизни, так и в искусстве

31. Французский народ - это кошка, которая, даже если ей случается свалиться с опаснейшей высоты, все же никогда не ломает себе шею, а каждый раз сразу же становится на ноги

32. Я бы не сказал, что женщины не имеют характера, - просто у них каждый день другой характер

33. За тучными коровами следуют тощие, за тощими - полное отсутствие говядины

34. Юмор, как плющ, вьется вокруг дерева. Без ствола он никуда не годен

35. Только решетка отделяет юмор от дома умалишенных

36. Немецкий язык в сущности богат, но в немецкой разговорной речи мы пользуемся только десятой долей этого богатства; таким образом, фактически мы бедны словом. Французский язык в сущности беден, но французы умеют использовать все, что в нем имеется, в интересах разговорной речи, и поэтому они на деле богаты словом

37. Когда глаза критика отуманены слезами, его мнение не имеет значения

38. Каждый человек - это мир, который с ним рождается и с ним умирает; под всякой могильной плитой лежит всемирная история

39. Мне другом каждый был в те дни: Со мной по-братски все они Делились моей котлетой, Моей последней монетой

40. Тот, кто находится высоко, должен так же подчиняться обстоятельствам, как флюгер на башне

41. Глубочайшая истина расцветает лишь из глубочайшей любви

42. Мы боремся не за человеческие права народа, но за божественные права человека

43. Первый, кто сравнил женщину с цветком, был великим поэтом, но уже второй был олухом

44. Ауффенберга я не читал. Полагаю, что он напоминает Арленкура, которого я тоже не читал

45. Собака в наморднике лает задом

46. У каждой эпохи свои изъяны, которые прибавляются к изъянам более ранних эпох; именно это мы называем наследием человечества

47. Автор привыкает в конце концов к своей публике, точно она разумное существо

48. С тех пор как вышло из обычая носить на боку шпагу, совершенно необходимо иметь в голове остроумие

49. Кто любит народ, должен сводить его в баню

50. Главная цель постановщика оперы - устроить так, чтобы музыка никому не мешала

51. Теперь не строят готических соборов. В былое время у людей были убеждения; у нас, современников, есть лишь мнения; а мнения мало для того, чтобы создать готический храм

52. Бог меня простит, это его специальность

53. Смех заразителен, так же как и зевота

54. В созданиях всех великих поэтов, в сущности, нет второстепенных персонажей, каждое действующее лицо есть на своем месте главный герой

55. Все свое состояние я завещаю жене, при условии, что она опять выйдет замуж. Я хочу быть уверен, что хотя бы один мужчина будет оплакивать мою смерть

56. Прошлое - родина души человека. Иногда нами овладевает тоска по чувствам, которые мы некогда испытывали. Даже тоска по былой скорби

57. Оскорбивший никогда не простит. Простить может лишь оскорбленный

58. Легко прощать врагов, когда не имеешь достаточно ума, чтобы вредить им, и легко быть целомудренному человеку с прыщеватым носом

59. Нравственность - это разум сердца

60. Люди, ничем не примечательные, конечно, правы, проповедуя скромность. Им так легко осуществлять эту добродетель

61. Музыка свадебного шествия всегда напоминает мне военный марш перед битвой

62. Не мы хватаем идею, идея хватает и гонит нас на арену, чтобы мы, как невольники-гладиаторы, сражались за нее. Так бывает со всяким истинным трибуном или апостолом

63. У римлян ни за что не хватило бы времени на завоевание мира, если бы им пришлось сперва изучать латынь

64. Величие мира всегда находится в соответствии с величием духа, смотрящего на него. Добрый находит здесь на земле свой рай, злой имеет уже здесь свой ад

65. Илиада, Платон, Марафонская битва, Моисей, Венера Медицейская, Страсбургский собор, французская революция, Гегель, пароходы и т.д. - все это отдельные удачные мысли в творческом сне Бога. Но настанет час, и Бог проснется, протрет заспанные глаза, усмехнется - и наш мир растает без следа, да он, пожалуй, и не существовал вовсе

66. В пользу высоких качеств республики можно было бы привести то самое доказательство, которое Боккаччо приводит в пользу религии: она держится вопреки своим чиновникам

67. Католический поп шествует так, словно небо - его полная собственность; протестантский же, напротив, ходит так, будто небо он взял в аренду

68. Когда уходят герои, на арену выходят клоуны

69. Французское безумие далеко не так безумно, как немецкое, ибо в последнем, как сказал бы Полоний, есть система

70. У англичан больше мнений, чем мыслей. У нас, немцев, наоборот, так много мыслей, что мы не успеваем даже составить себе мнение

71. Англичане рядом с итальянцами все, как один, напоминают статуи с отбитыми кончиками носов

72. Англичане берут в рот дюжину односложных слов, жуют их, глотают их, и выплевывают, - и это называется английским языком

73. Молчание - английский способ беседовать

74. То хорошо у нас, немцев, что никто еще не безумен настолько, чтобы не найти еще более безумного, который поймет его

75. Русские уже благодаря размерам своей страны космополиты или, по крайней мере, на одну шестую космополиты, поскольку Россия занимает почти шестую часть всего населенного мира

76. Первая добродетель германцев - известная верность, несколько неуклюжая, но трогательно великодушная верность. Немец бьется даже за самое неправое дело, раз он получил задаток или хоть спьяну обещал свое содействие

77. Пристать к Христу - задача для еврея слишком трудная: сможет ли он когда-нибудь уверовать в божественность другого еврея?

78. Лессинг говорит: "Если Рафаэлю отрезать руки, он все же останется живописцем". Точно так же мы могли бы сказать: "Если господину** отрезать голову, он все же остался бы живописцем", - он продолжал бы писать и без головы, и никто бы не заметил, что головы у него и вовсе нет

79. Принцип гомеопатии, по которому от женщины излечивают нас женщины, может быть, самый доказанный опытом

80. В Италии музыка стала нацией. У нас на севере дело обстоит совсем иначе; там музыка стала человеком и зовется Моцартом или Мейербером

81. Острить и занимать деньги нужно внезапно

82. Прелесть весны познается только зимою, и, сидя у печки, сочиняешь самые лучшие майские песни

83. Красивые рифмы нередко служат костылями хромым мыслям

84. Женщина - одновременно яблоко и змея

85. Бог простит мне глупости, которые я наговорил про него, как я моим противникам прощаю глупости, которые они писали против меня, хотя духовно они стояли настолько же ниже меня, насколько я стою ниже тебя, о Господи!

86. У женщин не бывает второй любви; их природа слишком нежна, чтобы быть в состоянии дважды перенести это страшное потрясение чувств

87. Женщины имеют только одно средство делать нас счастливыми и тридцать тысяч средств - составлять наше несчастье

88. Один поэт сказал: "Первый король был счастливый воин!" Насчет основателей нынешних наших финансовых династий мы можем, пожалуй, прозаически сказать, что первый банкир был счастливый мошенник

89. Фридрих Великий имеет большие заслуги перед немецкой литературой; между прочим, ту, что свои стихи он издал по-французски

90. Ни у одного народа вера в бессмертие не была так сильна, как у кельтов; у них можно было занимать деньги, с тем, что возвратишь их в ином мире

91. Для любви не существует вчера, любовь не думает о завтра. Она жадно тянется к нынешнему дню, но этот день нужен ей весь, неограниченный, неомраченный

92. Мотылек не спрашивает у розы: лобызал ли кто тебя? И роза не спрашивает у мотылька: увивался ли ты у другой розы?

93. В темные временa люди лучше всегo ведoмы религией, тaк и в крoмешнoй тьме, лучший прoвoдник — слепoй… Koгдa же нaступaет рaссвет, прoстo глупo, следoвaть зa слепым

94. Eсли стремишься к душевнoму пoкoю и удoвльствию, тoгдa веруй; если стремишься знaть прaвду, тoгдa исследуй

Вернуться к оглавлению